…Долой преступный оккупационный путинский режим!

Почему пУТИН не может иначе

Рунет наполнен визгами, соплями и стонами: правящий режим показал свой звериный чекистский оскал и не пустил на выборы в Москве и Питере инфантильных демократических эльфов, желающих этот режим изменить к лучшему. Сотни либеральных публицистов, политолухов, икспердов и общественных деятелей наперегонки понеслись давать правящему режиму добрые советы: как пУТИНУ следует поступать с оппозицией, чтоб всем было хорошо, чтоб овцы целы и волки сыты, чтоб стабильность не нарушалась, чтоб Запад не грозил Кремлю пальчиком и рейтинг плешивого не падал. Дебилы, мля, вы даже не понимаете, что выглядите столь же нелепо, как если бы в 1944 г. сидящие в концлагерях антифашисты стали давать Гитлеру советы, как выиграть войну, рассчитывая взамен получить депутатство в ландтагах.

Вот вам цитатка от Виктора Шендеровича: Кажется, чего было проще: допустить на выборы несколько человек, собравших требуемые подписи? Ну, появилось бы в Москве несколько оппозиционных кандидатов – так не в Кремле же, и даже не в Госдуме… Зато какой возврат протеста в легитимное поле, какой размашистый, на глазах у мира, шаг в сторону демократии! какие пиаровские сливки можно было бы на этом собрать! Но тяжелейшая многолетняя коррупция – содержание и фундамент путинской власти - отрезала эту возможность, закрыла эту дверь.

Их поганую логику легко понять, исходя из их целеполагания, - не просто далекого, а прямо противоположного интересам общества. Представляете, как бы раскурочили эти откатные схемы Яшин, Гудков и Соболь, допущенные к документам? Какие законопроекты поставили бы на повестку дня? Какой либеральный плацдарм могли бы организовать в километре от Кремля? (Источник).

Это ж каким оторванным от жизни идиотом надо быть, чтобы на полном серьезе сводить вопрос к коррупции и людям со светлыми лицами, которые коррупции якобы противостоят? Гудков, к слову, был депутатом аж самой ГосДуры, «допущенным к документам». И чо? Какие откатные схемы он раскурочил, какие законопроекты поставил на повестку дня? Гудков оказался заурядным трусливым либерастиком. Был категорически против аннексии Крыма, но зассал открыто голосовать против. Яшин – глава муниципалитета, примыкающего к Кремлю. Создал там либеральный плацдарм. Допущен к документам, как говорится. И чо? Для разоблачения откатных схем достаточно иметь допуск к Интернету – там тебе любой бюджет опубликован, отчет о его исполнении, данные о госзакупках и тендерах. Вся коррупция – как на ладони.

Лилия Шевцова с умным видом несет совсем уж феерическую пургу: Можно сколько угодно вопрошать: зачем это они задраивают люки? Ведь глупо! Можно же было допустить оппозиционных кандидатов не только на выборы московского заксобрания, но и на выборы питерского губернатора. Неужели горстка оппозиционеров сокрушила бы власть? Да наоборот! Они бы придали ей видимость жизнеспособности, а у нас породили бы веру в возможность эволюции самодержавия. Мир бы заговорил о российской оттепели. А в России вновь воодушевились бы сторонники «малых дел».

В Петербурге и Москве власть сделала иной выбор — отказалась от имитации выборов и игры в демократию. Отказалась откровенно и убедительно. Это не события локального характера. Это, несомненно, переход к новому качеству правления. Уже не важно, в какой степени осознанный или вынужденный.

Выборы в России — со всем фальсификатом и манипуляциями — были единственным способом легитимации властвования. Иного у нас нет. Власть притворялась, что идет на выборы, а население притворялось, что в них участвует. Отказавшись от притворства, власть сказала: я больше не нуждаюсь в выборной легитимации; мне больше не нужна репутация; мне плевать на вашу поддержку; мы сами себя будем переназначать. (Источник).

Шо, серьезно? Вот, мля, раньше все было зашибись, и только в минувшую субботу власть вдруг наклала ароматную кучку на все эти ваши выборы? И 10-летия назначения губернаторв не было? Их, кстати, и сейчас далеко не везде выбирают. И третьего срока у плешивой мрази не было? И 146% у едрисни не было? Может быть, Шевцова забыла, что верхняя палата парламента отказалась от легитимации через выборы еще в «святые 90-е», и всем как-то было пох? Мэров давно назначают, и они нисколько не страдают от недостатка легитимности. Может быть, назначенный Медведевым премьер пУТИН, который перед этим назначил Медведева местоблюстителем престола, являлся каким-то нелегитимным главой правительства? Ельцин в 1996 г. продул президентские выборы. И чо? Кто-то обратил внимание на эти мелочи? Да уже 1993 г. показал, что лучшее средство легитимации власти в этом сраном Ебанатории – танковый залп. А в 1999 г. власть неплохо так легитимировала себя с помощью гексогена.

Это ж как надо ибануться оторваться от жизни, чтобы всерьез рассуждать о том, что авторитарная диктатура получает легитимность исключительно через выборы? Целый дохтур исторических наук несет обкурочный бред, буквально срет в мозг читателю, как не всякий Соловьев может дристануть, а в комментах только восторженные плюсики и всеобщий одобрямс. И потом эти розовые демократические эльфы еще цокают языком и качают головой: мол, как же дебилизировал вату зомбоящик своей кремлевской пропагандой. Ребята, я вот не вижу принципиальной разницы в уровне социального сознания между вами, вашими властителями либеральных дум типа Шевцовой, Шендеровича, Варламова и спившимся поцреотическим быдлом в крымнашно-имперской глубинке.

В житейском плане все эти ваши носители передовых либеральных взглядов вполне могут быть умными и здравомыслящими людьми. Как сценарист, Шенедрович, может, даже гений, а Варламов – выдающийся урбанист. Про Шевцову сказать нечего, она кроме балабольства ничем в жизни не занималась, ну да пес с ней. Вероятно, она достигла невероятных высот в балабольстве. Уметь балаболить – тоже своего рода искусство. Речь о другом. Все эти люди с умными лицами и светлыми помыслами – страдают чудовищным социальным инфантилизмом. Они в прямом смысле слова неполноценные люди. Человек – социальное животное. Высшее выражение человеческая природа получает в социальном творчестве.

Гопники с микрорайона или дикари с аула – животные крайне примитивные, но у них дефицит социального сознания заменяется развитым социальным инстинктом. Они способны создавать устойчивые социальные объединения – банды, группировки, землячества. А вот либеральная интеллигенция, утратившая архаичные социальные инстинкты, не приобрела развитого социального сознания и опыта создания социальных структур. Она не имеет ни малейшего понимания, как устроено общество, не представляет, какова механика политических процессов, как все это связано с экономическими реалиями и динамикой массового сознания. У столичных либерастов в голове каша из теоретического шлака по политологии, который они проходили в университетах, но, как я говорил, нет практического опыта социально-политического творчества. Без практики же любая теория – бесполезный хлам.

Давайте я, как практик, объясню, почему правящий режим в принципе не пойдет ни на какую либерализацию, которой требует от него хомячье на Трубной. Для этого следует обладать элементарными навыками модельного мышления. Бывает логика частная (житейская) или корпоративная, но генезис общества подчиняется системной логике, логике социальной системы, логике экономической парадигмы, на которой базируется социум. Если кому-то покажется, что мои объяснения не обладают достаточным академическим пафосом, то извиняйте, академиев не кончал. Точно так же я не буду прибегать к обильному цитированию Истона, Алманда или Локка, ибо прикрывается авторитетами только тот, кто сам не имеет собственных мыслей.

Авторитарный режим строится на принципах концентрации власти. Не стоит примитивно воспринимать это утверждение, как то, что вся власть принадлежит одному автократу, а все остальные властные институты являются лишь исполнителями его воли. Принцип автократии состоит в том, что существует только один центр принятия решений, и чем ближе к этому центру, тем выше концентрация властных полномочий. Точно так же обстоит ситуация с собственностью. Источником собственности в РФ является власть. Чем больше у тебя власти – тем большей собственностью ты распоряжаешься. Чем больше у тебя собственности, тем больше ты заинтересован в том, чтобы иметь власть, потому что только обладание властью позволяет сохранить богатство и преумножить его путем присвоения общественного продукта. Система управления строится на принципах слияния власти и собственности.

Это, подчеркиваю, лишь принципиальная схема, определяющая логику системы. На деле это не означает, что мэр должен быть богаче депутата горсовета, потому что у него больше власти, а губернатор – богаче мэра. Но если мы высчитаем состояние всех муниципальных депутатов в стране и сравним со средним арифметическим, выражающим богатство депутатов региональных законодательных собраний, то безусловно последние окажутся на порядок более обеспеченными. А среди депутатов ГосДуры фигурантов списка Форбс окажется гораздо больше, чем среди всех региональных парламентариев вместе взятых. Таким образом находит свое выражение принцип концентрации власти и собственности в руках господствующего класса. Так реализуется механизм господства меньшинства над большинством. Соответственно, чем ближе к социальной периферии, тем меньше у людей собственности, политических прав и экономических возможностей.

Демократическая модель управления подразумевает не концентрацию власти, а ее распределение. На этом подходе, например, строится концепт разделения властей на исполнительную, законодательную и судебную ветви. Кто в США главнее – Конгресс, президент или Верховный суд? Этот вопрос совершенно лишен смысла в стране, где действует принцип верховенства права. Кандидатуру судьи предлагает президент, назначение он получает только с одобрения Сената, но Верховный Суд при этом может заблокировать решение президента, признать любой закон неконституционным. Однако ни президент, ни сенаторы уже не могут переизбрать состав Верховного Суда, который их не устраивает, а вынуждены подчиняться. К тому же судьи исполняют свои полномочия пожизненно. Назначил его президент-республиканец, а отравлять жизнь он будет президенту-демократу. И никто ничего не может с этим поделать. Понимаю, что жителю Ебанатория трудно представить себе подобную ситуацию, но именно так работает принцип распределенной власти, когда НИКТО не имеет полномочий столько, чтобы поменять правила игры в свою пользу.

Возможна ли модель управления, при которой власть отделена от собственности? Конечно. В наивысшей степени этот принцип был реализован в социалистическом СССР, когда управляющие не обладали никакой собственностью вообще. Директор завода не владел им, министр не владел, и даже генсек ЦК КПСС не мог владеть ничем. В капиталистическом Китае, кстати, пытаются сохранить такой подход. Си Цзиньпин обладает колоссальной властью. Вероятно, он получает хорошую зарплату, как председатель КНР. Но что вам известно о дворцах, яхтах и оффшорных миллиардах товарища Си? Поверьте, экономика Китая обладает куда большей «удойностью», чем россиянская, но тоталитарная модель управления устроена так, что препятствует конвертации власти в собственность. Взятки и подношения китайские чинуши, конечно, берут, но коррупция не выходит за рамки личного потребления мздоимцев. А чуть только принял на лапу жалкие по российским меркам полмиллиона баксов – тут же следствие, суд и стенка.

Политическую модель в РФ можно охарактеризовать, как цезарианскую. Цезаризм —режим правления, при котором авторитарная власть организуется на псевдодемократических принципах. Правитель, сосредоточив в своих руках верховную власть в полном объеме, сохраняет при этом для вида демократические учреждения и формально признает, что власть делегирована ему народом через процедуру выборов, но при том остается единственным сувереном (носителем власти). Принято считать, что впервые в истории такой режим был установлен Юлием Цезарем в Римской республике в I веке до н. э.

То есть все эти Мосгордумы, муниципальные советы, и даже Федеральное Собрание – учреждения сугубо декоративные и реальной власти не имеющие. Да, сами депутаты и сенаторы, пользуясь близостью к власти, используют свое положение для обогащения и защиты собственности. Но именно политической властью никакие выборные органы в стране не обладают. Их функция чисто ритуальная, заключающаяся в легитимизации решений, принятых стоящими над ними «цезарями». Исходя из этого либеральные кликуши делают вывод: правящему режиму ничего не угрожает, если в московском парламенте будут заседать пяток оппозиционных кандидатов. Они все равно не смогут повлиять ни на одно решение, ведь их будет меньшинство, однако сам факт номинального присутствия оппозиции в системе управления придаст легитимность правящему режиму, послужит сбросу социального напряжения, не позволит оппозиции радикализоваться, поскольку она увидит возможность легального взаимодействия с властью, и прочее бла-бла-бла.

Тот, кто так говорит, не способен мыслить модельно, не понимает системной логики путинизма. Решение символически поделиться властью с оппозицией выглядит разумным только с точки зрения фейсбучных политологов, но для системы управления подобный ход явится самоубийственным, поскольку он разрушает ее базовые принципы. Базовый принцип авторитарно-цезарианского режима – концентрация власти. Если режим начинает делиться властью, пусть даже символически – это значит, что меняется вектор его политического генезиса, это означает демократизацию. Но это принципиально невозможно точно так же, как волк не способен даже символически стать вегетарианцем при сокращении кормовой базы.

Дело в том, что утрата МОНОПОЛЬНОГО контроля над властными учреждениями означает утрату контроля над собственностью. Не будем забывать, что источник благосостояния правящего класса – присвоение природной ренты, захват общественной собственности и банальное бюджетное воровство. Тут, полагаю, многие попробуют поймать меня на противоречии: мол, сначала аффтар утверждает, что демократические институты имеют сугубо декоративное значение, а теперь заявляет, что допуск в эти балаганы кучки оппов нарушит монополию плутократии на власть. Где логика?

Логика есть, но она носит диалектический характер. Всякого рода народные представительства при диктатуре не имеют ни малейшего политического значения, пока они не претендуют на политическую роль, а лишь послушно занимаются приданию хотелок цезаря видимости закона. В этом случае даже «оппозиция» допускается в декоративные демократические органы, где она занимается демократическим кукареканием и решает свои мелкие денежные вопросики. Но железное условие присутствия «оппозиции» в этом цирке – абсолютный отказ от политической воли. То есть отказ от претензий на реальную власть.

Кукарекай что хочешь и сколько хочешь (например, про преступный характер приватизации, которая случилась 25 лет назад при предыдущем цезаре), но не забывай о своих обязанностях – ты должен придавать законность всем действиям правящего режима – приватизации «Роснефти», войне в Сирии и на Украине, пенсионной реформе, милитаризации бюджета, налоговому геноциду, закручиванию гаек в Интернете, мусорному террору, борьбе с «терроризмом». Вот сейчас, например, усиливается террор против политических диссидентов с применением статьи 205.2 УК РФ «Публичное оправдание терроризма». Скажите спасибо за это «оппозиции», ведь это гниды-коммуняки внесли соответствующую законодательную инициативу.

В общем, всегда было как: есть цезарь, и он (в лице своей канцелярии) принимает решение, кому можно быть в составе ГД, а кому – нет. Хочешь получить мандат – иди в апэшечку и договаривайся. Договорился – можешь смело выдвигать свою кандидатуру на партийных праймериз или собирать подписи избирателей. Не договорился – твои шансы нулевые. Собственно всенародное голосование никакой роли уже не играло, оно было нужно лишь для легитимации выбора, сделанного цезарем. В 95% побеждали те, кто надо, в 5% случаев – спойлеры. Это – железное правило – при авторитарной диктатуре есть центр принятия решений и многоступенчатая система придания этим решениям законности.

Что не так теперь? А теперь какая-то жалкая кучка маргиналов посягнула на святое – на главное правило, на устои режима. Они не пошли договариваться в апешечку (в мэрию, к смотрящему и т.д.) обсуждать условия, на которых оппозиция получит возможность инкорпорации в правящий режим, а попытались нагло проскочить через первый избиркомовский фильтр, апеллируя к своей электоральной поддержке (мнимой, конечно, но эти ребята искренне верят в свое величие). Они сказали: «Мы пройдем во власть, а потом вы будете с нами договариваться». Это полностью противоречит фундаментальному принципу авторитарного режима: во власти лишь тот, с кем предварительно договорились.

Авторитаризм держится лишь одном этом фундаментальном правиле: на абсолютной политической монополии господствующего класса. Есть только один проход во власть, который регулируется десятками шлагбаумов, блокпостов, заборов, люков и заслонок. В Москве же навальнята попытались пробить себе дорогу во власть в обход этого единственного пути. Им деликатно указали на недопустимость нарушать правила игры. Они не были пропущены через первый избиркомовский фильтр на пути к вожделенной власти – не получили регистрации.

Да, конфликты случаются и внутри кажущихся монолитными автократий. Системные правила подразумевают, что в этом случае можно воспользоваться услугами верховного арбитража. Можете пожаловаться цезарю (его уполномоченным). Если в апешечке решат, что можно пропустить вас через первый шлагбаум на пути к власти (один хрен, там их еще много препонов впереди), то избирком на ходу переобуется и даст вам зеленый свет, будь у вас даже куча реальных нарушений. Такое уже бывало, и не раз. Но московские протестные либералы и тут пошли на решительный конфликт с системными правилами – стали апеллировать не к милости царя-батюшки, а к толпе, к быдлу, к массам, к общественному мнению. Это харам, смертный грех, самое страшное злодеяние, которое можно только представить!

Напомню, что автократические системы правления строятся на принципе концентрации власти. Массы лишены какой-либо возможности влиять на правящую верхушку – нет демократических властных институций, трансформирующих пожелания общества в управляющие сигналы, нет свободных СМИ, подавляются любые формы социальной самоорганизации. Суды? Смешно даже говорить об этом. Население при авторитарной диктатуре должно находиться в десубъектизированном состоянии. Население – объект манипулятивного воздействия, при необходимости – объект насилия верхов, но не более того. Иначе авторитаризм в принципе не сможет существовать.

Любые попытки использовать улицу, как инструмент давления на цезарианскую власть, будут давиться на корню. Кремль в принципе не может пойти на попятную потому, что кто-то там вывел на улицу две тысячи хомячков. Да, где-то правящий режим может пойти на уступки (обычно временные), дабы погасить недовольство низов. Екатеринбургское быдло не хочет храм в сквере у Драмтеатра? Ну, ладно, пусть храм будет в соседнем квартале. Или пусть его вообще пока не будет. Смерды развонялись, не желая свалки в Шиесе? Да насрать, будет свалка в другом месте. Будет свалки в 100 разных местах. Эти конфликты не касаются вопроса о власти, поэтому правящий режим вполне может поиграть с быдлом в свою любимую игру «Хороший царь, плохие бояре». Или просто бросить массам кость. Но там, где встает вопрос о трансформации модели управления – никакой компромисс невозможен. Это – святое!

Снова обратимся к диалектике. Представительские органы власти не являются органами власти, пока формируются стоящими над ними цезарями; пока они используются, как декоративные механизмы легитимации господства правящего класса. Но если будет нарушена монополия Кремля на право формирования представительских собраний, они тут же превращаются в центры силы, в арены, на которых происходит столкновение интересов различных групп, они приобретают статус политических субъектов, что размывает фундаментальный принцип автократий – концентрацию реальных властных полномочий в ядре системы управления.

Получается, что площадок, на которых можно порешать вопрос, становится много. Есть средство надавить на власть снизу, а не только через верховный арбитраж. Начнется борьба за доминирование на этих площадках, то есть борьба за власть. В борьбе за власть конкурирующие группировки все чаще станут апеллировать к толпе на улице, к электоральной поддержке. Цезарю придется делиться своими полномочиями с улицей – это даже страшно представить! С каждыми новыми региональными или муниципальными выборами цезарианская власть станет блекнуть и скукоживаться. А что произойдет с колоссальной собственностью, которую легитимировала только эта самая цезарианская власть, а не закон, как в демократических правовых государствах?

Дело вовсе не в персоналиях, не в том, что Соболь токсична потому, что является ставленником Навального, и потому избирком не хочет допускать ее, дабы прогнуться перед хозяином и получить квартиры от Собянина в элитном доме. Дело именно в том, что маргиналы пытаются изменить правила игры, и это изменение будет смертельным для путинской диктатуры. Если Кремль пойдет на поводу у кучки шантажистов, даст заднюю, распишется в своей слабости и позволит внесистемщикам участвовать в выборах, это спровоцирует совершенно неконтролируемую цепную реакцию. Миллионы людей в десятках регионов растерянно откроют рты и скажут: «А чо, разве так можно? Ну, ладно, мы тады тоже хотим».

Политическая стабильность в Ебанатории держится буквально на соплях. Никто не борется за власть, лишь потому что все твердо уверены: за власть нельзя бороться, ее можно только получить в результате договоренностей с диктатурой. Нельзя нарушать правила, иначе тебя порвут. Не имеешь связей в верхах или денег, чтоб их купить – сиди на попе ровно и не дергайся. Тут в дело вступает еще и важный экономический аспект.

Ресурсная база социальной системы сокращается. Понятно, что верхи всеми силами перекладывают бремя кризиса на низы. Тем не менее, кормовая база сузилась и у господствующего класса. Раньше, скажем, губернатор мог «прокормить» из бюджета 10 своих друзей, которые откатывали ему 20% от доли. Теперь осталось только семь мест у кормушки, причем каждый кормящийся друг откатывает губеру уже 30%. Все, находящиеся на кормлении – друзья хозяина губернии, они не могут кусать длань кормящую, но друг другу-то они готовы глотки порвать в борьбе за лишний кусок. А те трое, что выпали из игры, согласны последнюю виллу в Ницце продать, лишь бы вновь получить доступ к бюджетному корыту. Сегодня единственное, что удерживает этих хищников от кровавой войны друг с другом – верховный арбитраж регионального цезаря в региональных делах. Никто не смеет говорить с местечковым паханом с позиции силы, никто и в мыслях не имеет нарушать стабильность, выносить сор из избы или вмешивать в разборки благородных донов презренных пейзан. Но…

Но если Собянин прогнется под Навального, Гудкова и Яшина с Соболью, все региональные элитки увидят: есть еще один способ разговора с режимом – политический шантаж. И тут же продадут последнюю виллу в Ницце, чтобы вложить деньги в оппозицию. Сегодня в регионах нет политической оппозиции просто потому, что нет спроса на ее услуги. Оппозиция глубоко маргинальна и выползает из фейсбучеков раз в год чтоб побороться за какой-нибудь парк или против помойки. Но бороться за власть у нее элементарно нет ресурсов. Сейчас региональные элитки не вкладывают в нее деньги, потому что это не инвестиция, а благотворительность, к тому же очень опасная. Пока режим контролирует единственный вход во власть, оппозиция никому не нужна, все запутки разрешаются на сходке паханом (так работает арбитраж в криминальном мире). Но пример Москвы будет мгновенно экстраполирован на регионы. Местные патриции вынуждены будут делать вложения в политические активы и апеллировать к плебеям даже не затем, чтобы расширить свои кормовые угодья, а чтобы сохранить то, что имеешь, и отбиться от агрессивных баронов, отодвинутых от кормушки.

Так что вопрос о допуске столичных диссидентов на выборы – это лишь для недалеких либеральных публицистов вопрос тактики и укрепления легитимности правящего режима. Для самого режима это вопрос выживания. Шансов у хомячков докричаться до цезаря – ноль. Именно потому, что демократизация режима убьет его, ее не случится ни при каких обстоятельствах. Требовать честных выборов от Кремля – глупость. Требовать допустить внесистемных кандидатов на нечестные выборы – совсем уж маразм.

Изменить этот режим принципиально невозможно, его можно только уничтожить. Сломай систему, повесь цезаря и на правах победителя сформулируй те правила игры, которые тебе нравятся – вот путь свободного человека. Однако Раша – страна тупых рабов, трусливых терпил и позорных лохов. Ваша тухлая «оппозиция» настолько безмозгла, что даже за 20 лет путинизма не смогла понять: вопрос о власти будет решаться не на выборах, а на улицах. Она всеми силами рвется на выборы, а либеральные публицисты удивляются, почему путинский режим не понимает своей выгоды от сотрудничества с такой травоядной и законопослушной оппозицией. пУТИН не может поступить иначе. Может ли оппозиция стать иной?

© https://kungurov.livejournal.com/240540.html