…КаРФаген должен быть разрушен!

... Я вхожу в спальню Ники, моей новой знакомой. Спальня выглядит очень...

... Я вхожу в спальню Ники, моей новой знакомой. Спальня выглядит очень скромно и даже аскетично. Тем сильнее выделяется своими размерами шикарная кровать, застеленная свежим модным постельным бельем. Похоже, она любит в ней бывать. И не только во время сна.

Ника стоит обнаженная, лицом к окну — глаза закрыты ажурной повязкой от Ralph Lauren, а в руках она держит ремешки, которыми я буду эти руки связывать. Она ждёт меня, своего сегодняшнего Господина.

Я стою, оперевшись плечом о косяк, разглядываю ее чудный силуэт. Одет я в чёрную рубашку с закатанными рукавами (есть в этом что-то сексуально-SS-овское), в строгие чёрные брюки, на ногах — начищенные до блеска туфли. Я одет так, как и должен быть одет Господин в представлении Ники.

Представления она почерпнула из сомнительных женских эротических романов и из мягкого BDSM-porno, целевой аудиторией которого являются как раз такие барышни: 25-30 лет, жительницы больших городов, высшее образование, не замужем, работают в банках, страховых агентствах и прочих "офисах".

Настоящие, прожжённые бдсм-щики называют все это ванилькой и яростно отвергают. Впрочем, я себя к ним не отношу, поэтому буду для Ники в том образе, который ей нравится.

Я медленно подхожу, беру из ее рук ремешки и, не глядя, кидаю их на кровать. Они нам ещё пригодятся. Ника слегка дрожит. Возможно, это её первый опыт подобного рода, поэтому я решаю быть нежным, выдавая собственно BDSM сугубо в гомеопатических дозах. Медленно провожу рукой по её спине. Снизу вверх, от копчика до шеи, несильно сжимаю тонкую девичью шею, затем погружаю пальцы в ее мягкие как лебединый пух волосы.

— Ты готова?

— Да, Господин.

“Умничка, — отмечаю про себя, — сразу усвоила, КАК надо ко мне обращаться”.

Я трогаю её губы своими. Не целую, а именно едва притрагиваюсь к ним, слушая её взволнованное дыхание. Я вполсилы тяну её за волосы, и она, откидывая голову назад, открывает мне свою нежную шею. Я наклоняюсь к ней, но опять не целую — слегка провожу языком.

Из груди Ники вырывается непроизвольный стон. Её маленькие грудки стоят торчком. Я играюсь её соском, попеременно касаясь его тыльной стороной каждого своего пальца. Она сглатывает слюну и облизывает пересохшие губы. Я провожу пальцем по её животику. Ниже, ниже, вот я уже на гладко выбритом лобке. Но я останавливаюсь, пока я её только дразню.

— Чего ты хочешь? — шепчу на ухо.

— Накажите меня, Господин, — говорит она слегка хриплым голосом.

— А где волшебное слово? — Пожалуйста, накажите меня, мой Господин... Пожалуйста…

О, этот божественный коктейль из похоти и смущения, сексуальной агрессивности и желания выглядеть прилично! Именно это я слышу в её голосе.

Я веду её, временно незрячую, на её собственную кровать, кладу на спину и сноровисто привязываю руки к спинке кровати. На самом деле, она может вырвать их, приложив небольшое усилие, но зачем?

Я касаюсь средним пальцем её губ, и она, будучи уже не в состоянии себя сдерживать, начинает его сосать.

Удовлетворённый такой реакцией, по-хозяйски глажу её по щеке, по шее…

Резко, с чпоканьем, вынув палец из её рта, за которым она долю секунды непроизвольно тянется, я опускаюсь вниз. Довольно грубо раздвигаю её ноги. Приближаю лицо к вагине, так, что Ника ощущает кожей моё дыхание.

Сладковатый запах, слегка напоминающий мускатное вино, пьянит, но я беру себя в руки. Ника же, похоже, теряет голову, ожидая, что мой язык сейчас коснется клитора. Но я лишь кусаю внутреннюю поверхность её бедра. Не сильно, но чувствительно. Она слегка вскрикивает.

Затем я встаю. Смотрю сверху вниз. Она готова. Но надо ещё добавить перчинки — изобразить немного глянцевого садо-мазо. Беру небольшую плеточку почти декоративного вида, купленную, видимо, намедни в каком-нибудь модном среди хипстеров секс-шопе, и делаю взмах. Плеточка со свистом рассекает воздух. Ника испугана и от этого еще сильнее возбуждена. Я провожу плеточкой по её бедру, затем по другому, потом по животу, заставляя её терять голову от неожиданной сладострастной и опасной щекотки. Затем снова рассекаю воздух плеткой, но не бью, конечно. Достаточно того, что девушка вздрогнула и непроизвольно выгнулась, оказавшись на самом пике возбуждения.

“Пора”, — думаю я, еще раз проверяя ремешки. Ника не должна выбраться из них слишком быстро.

— Мне нужен кусочек льда, — холодно говорю я.

— Возьмите в холодильнике, мой господин, — стонет хозяйка квартиры, сжимая и разжимая бедра…

... Иду на кухню. Открываю холодильник. Жека был прав — прямо передо мной лежит массивный черный полиэтиленовый пакет, много раз перевязанный скотчем. Так раньше гости из средней Азии упаковывали опий-сырец. Осторожно беру пакет в руку. Ого! По ощущением не меньше килограмма!

“Пора валить отсюда!”

Не заглядывая в спальню, на цыпочках прохожу мимо, к выходу из квартиры. Стараюсь бесшумно открыть замок входной двери, но не получается — замок предательски щелкает. Одновременно с этим из моего кармана выпадают так и не пригодившиеся вибро-шарики. Матерясь про себя, судорожно запихиваю их обратно.

— Ты куда? Что происходит? — доносится из спальни робкий девичий голосок.

Через несколько секунд он станет испуганным. А через минуту, отойдя от шока, Ника будет в ярости рвать руки из ремешков, материться и проклинать лже-любителя БДСМ с тематического форума. Но в полицию, конечно, не пойдет. Иначе арестуют ее саму.

Я захлопываю за собой дверь и несусь мимо лифта — рисковать нельзя! — на лестничную площадку. Вниз! Перепрыгивая через ступеньки, я улавливаю великолепный запах, доносящийся из чёрного пакета несмотря на многочисленные слои полиэтилена…

... Уже в машине я наконец осторожно вскрываю свою добычу. Не спеша отрезаю карманным ножом кусочек и кладу в рот. Божественно! Спекулянт Жека не обманул с наводкой — пармезан высшего качества…

— Это мои пятьдесят оттенков, — шепчу я, откинувшись на спинку сиденья. По телу проходит сладкая волна…

Александр Блог, “Санкционная страсть”.
© https://vk.com/wall-73664556_7038