…Долой преступный оккупационный фашистский бандитский путинский режим!

Башня Rowan - Люди пришли на Запад

Люди пришли на сияющий Запад, миновав по пути Восток
Тьма, саранча, инфлюэнца и голод, запах немытых ног,
ноль интеллекта, но много камней, зубы и ржавый стилет,
и шли они целых четырнадцать дней, а может быть, сорок лет.

Люди пришли безо всякой морали, наивные, словно хорьки.
Встретили гномов и отобрали у гномов их молотки.
Гномы отчасти лишились работы, отчасти лишились слов
и научились устраивать ДЗОТы на базе полых холмов.

Там, где когда-то шумела листва, где дриады встречали рассвет,
Люди срубили листву на дрова, построили сельсовет,
придумали миф о правах человека, порох и маргарин,
а нечистоты сливали в реку, пачкая добрых ундин.

Было у эльфов три бриллианта, нажитых честным трудом.
Люди пришли, и нашли, и украли, и один разбили потом.
второй утопили в волнах, а третий — в розыске до сих пор.
Эльфы поплакали в дальних кустах — и развели террор.

Смутные тени скользили во мраке, на каждой — зеленый берет.
Эльфы врывались в людские бараки с криками: «За Элберет!»,
Люди, которым приспичило выжить, бросили пить и курить.
Они заложили недвижимость гномам и отправились мстить.

Люди сжигали леса напалмом, душили эльфийских детей,
пленных они прибивали к пальмам обломками их же костей.
Орки при виде подобных разборок враз от войны отреклись,
сломали мечи, попрятались в норах и основали Гринпис.

Последние эльфы в тайне глубокой построили новый ковчег,
взяли по паре гномов и орков и прокляли Запад навек.
Они пели и плакали в душных трюмах, отдавшись на волю вод.
А люди не стали особенно думать, куда «Титаник» плывет.

Все террористы смотались в Бейрут, захватив ковер-самолет.
но и в Бейруте они не живут, и вообще никто не живет.
Потому террористы — жертвы людей, пришедших издалека,
а каждый пришедший на Запад — злодей, кровь на его руках.

Канули в лету эльфийские стоны, время замкнулось в круг.
Люди сидят на западных склонах, с интересом глядя на Юг.
Мальчик! Запомни песню мою, и помни ее хорошо.
Люди пришли на Запад, и Запад от них не ушел.