…Путинский патриотизм — это дымовая завеса воровства.

Бойня в центре Москвы. Итоги и выводы

Стихийные протесты, даже провальные, имеют совершенно иной эффект, нежели согласованные. Я вообще ржу над теми холопами, которые уверены, что протесты могут быть разрешенными. Если ваш протест против правящего режима разрешает правящий режим, это означает одно: власть считает его безвредным. За всю историю Ебанатория не было ни одного случая, когда бы хоть кто-то хоть чего-то добился на согласованных акциях протеста.

И наоборот, если улица и заставляла власть идти на попятную, то только путем проведения стихийных выступлений. Так было на Манежке, в Екатеринбурге, в Шиесе, с натяжкой сюда можно отнести даже дело Голунова. Обо всем этом я ранее писал, повторяться не буду.

Разрешенные митинги выгодны кремляди, как спускной клапан для массового недовольства, как средство раскола протестного сообщества. Уважающие себя люди никогда не пойдут на шмон перед рамками, цензуру лозунгов и прочие унизительные процедуры. Это своего рода тест на терпилу. Те, кто проводят согласованные с властью митинги, действуют в ее интересах. Не буду говорить, что по заказу власти, но в ее интересах – точно.

Какой урон нанес митинг на Сахарова 20 июля власти? НИ-КА-КО-ГО. Чего добились протестуны? НИ-ЧЕ-ГО. Наоборот, это дисциплинированное топтание овечьего стада в загончике показало то, что так называемая либеральная оппозиция не пользуется массовой поддержкой. Она глубоко маргинальна. Она недееспособна. Она вялая, беспомощно-травоядная и совершенно неопасна для Кремля. Увидев, как мало людей готовы поддерживать навальнят, власть решилась на силовой путь разрешения кризиса.

Сегодняшняя уличная буза при всей своей изначальной безнадежности в плане достижения позитивного результата нанесла серьезнейший МОРАЛЬНЫЙ удар по правящему режиму. Сколько бы голосов не получили провластные кандидаты на выборах в Мосгордуму, легитимность власти будет слабой. Легитимность невозможно поддерживать насилием, и даже господство, опирающееся на насилие, крайне зыбко.

Силовой потенциал нынешней власти очень небольшой. Поэтому утрата легитимности критически опасна для правящей мафии. А эта легитимность тает с каждой разбитой в кровь головой протестующего хомячка, с каждым отмудоханным омоновцами подростком, с каждой новой тысячей задержанных. В этом смысле сегодняшнее буйство в Москве было продуктивным, хоть сиюминутного результата ожидать не следует.

Выборы в мосгордуму 2019

ВТОРОЕ. Сегодня на улицы столицы вышли побузить три тысячи горожан по официальным данным мусоров. Обычно они занижают число манифестантов в 2-3 раза. Поэтому реальное число майдаунов может доходить до 6-9 тысяч. Об их количестве можно судить по косвенным данным. Максимальный мобилизационный ресурс мусоров – 15 тысяч бойцов. С какого ракурса не посмотришь на сегодняшние беспорядки – везде серых ублюдков в шлемах больше, чем бунтовщиков. Вот характерная картинка – каратели с обоих сторон зажали кучку протестующих. Кажется, это Брюсов переулок, хотя могу ошибаться.

Митинг в Москве 27 июля 2019

Стоит дождаться данных о задержаниях. Максимум обычно задерживают до 20% участников беспорядков. Скажем, если ОВД-инфо сообщит о тысяче задержанных, то всего протестующих не могло быть больше пяти тысяч. На сию минуту принято в автозаки уже 500 человек. Если задержанных окажется 1,5 тысячи, то можно предположить, что бузить вышли до восьми тысяч москвичей.

О чем говорят эти цифры? Это – объективный показатель протестного потенциала общества. Хотя, правильнее будет говорить об отсутствии этого потенциала. Либеральные и левацкие петушки в тырнетах яростно надрываются о том, что народ созрел для протеста, что в обществе возникает запрос на перемены… И тут такой облом. Петушки, конечно, никогда не признают свои ошибки, а продолжат петь пропагандонскую песню о скором конце путинизма. Анализ – это не их конек.

Я же, как специалист, совершенно беспристрастно вынужден констатировать: в са́мом протестном городе РФ (Москва всегда была таковым) широкие массы не готовы ни активно протестовать, ни даже пассивно поддерживать протест. Политическая температура очень низка, никакого потенциально опасного для правящего режима разогрева не происходит. Да, растет недовольство, да нарастают протестные настроения. Но эти процессы происходят в маргинальной среде и не демонстрируют впечатляющей динамики. Стрелка протестного барометра в любом случае колеблется в районе нуля.

Повторю то, о чем я писал последний год. Политический протест должен вызреть, и это весьма длительный процесс. В естественных условиях, без мощного катализатора, он вообще вызревает десятилетиями. Сначала растет недовольство властью. Оно может быть совершенно латентным, может приводить к локальным социальным конфликтам (НЕполитического характера), но никакой угрозы для авторитарного режима не несет.

Постепенно недовольство перерастает в отчуждение от власти. Это отчуждение тоже чаще всего носит пассивный характер, но оно уже очень опасно. Отчуждение – результат коррозии легитимности правящего режима. Люди утрачивают всякую надежду на власть, не ждут от нее ничего хорошего. Они перестают ее воспринимать, как свою – вот это и есть отчуждение. Только в этом случае возникает запрос на перемены. Из недовольства этот импульс НИКОГДА не возникает.

А вот из отчуждения, подогреваемый запросом на перемены, уже рождается массовый протест (подчеркиваю слово «массовый», потому что маргинальный протест существует в любой стране, даже самой демократической, в любое время). Сначала он носит стихийный характер, однако с той или иной скоростью происходит его политизация, протест структурируется, и это в конце концов приводит к политической революции, то есть смене правящего режима. Если протест оказывается недостаточно эффективным, но правящий режим оказывается неспособен вернуть ситуацию под контроль, возможным итогом становится не смена власти, а разрушение государственности. Такое произошло в Сирии, Ливии, сейчас по подобному сценарию идет Венесуэла.

Хочу отметить, что по пути недовольство-отчуждение-протест каждый человек проходит свой индивидуальный путь. В то время, как условные 70% недовольны, лишь 20% желают перемен. Основная масса недовольных не хочет изменений, перемен, и даже боится их. Большинство не хочет ничего нового, а желает вернуться к старому – кто-то к совку в духе Брежнева, кто-то к сытым годам путинской стабильности. Но даже те 20%, что уже испытывают отчуждение от власти, не готовы к протесту, не готовы нести личные издержки, чем-то рисковать, добиваясь изменений. Сегодня таковых жалкие 0,05-0,1% от всего населения. Опасный порог для правящего режима – рост числа решительных индивидов до 0,5-2% граждан. В этой ситуации возможен майдан. Да, скакать с кастрюлями на голове и фигачить в мусоров коктейлями Молотова будет ничтожное меньшинство общества. Но суть в том, что эти экстремисты будут выражать интересы большинства. И подпитываться (рекрутироваться) это меньшинство будет из пассивно-враждебного правительству большинства. Когда 60% пассивно отчуждены от власти, усилий кучки экстремистов будет достаточно, чтобы свалить правящий режим, утративший свою социальную базу.

Какова база для деструктивного протеста в Москве? Ну, даже если мы будем считать, что сегодня на улицу вышли протестовать 10 тысяч москвичей, это менее 0,1% населения. Достижение критического порога, после которого происходит цепная реакция роста протеста, в данной ситуации, как не печально мне это признавать, невозможно (подробно механика вопроса рассмотрена здесь).

ТРЕТЬЕ. К сожалению, культура уличного протеста в Раше находится на уровне ниже плинтуса. На улицу выходят тысячи трусливых хомячков, все еще верующих, что власть одумается, прислушается, примет во внимание и т.д. Иллюзии – вот главный враг свободного человека. Именно неизжитые иллюзии делают вас рабами, а вовсе не дубинки зондер-карателей.

Что это за протесты, когда ни одному мусору табло не начистили, уж не говорю, о том, чтоб поджарить парочку ублюдков? Где дым от покрышек? Где перевернутые автозаки, битые окна, фаеры и петарды? Изнеженные столичные креаклы выходят на битву со злом, вооружившись лишь палками для селфи. Учитесь протестовать у цивилизованных людей в развитых странах. Погуглите движение желтых жилетов. Запомните, что уличный протест, тем более, протест в авторитарной стране – это всегда насилие. Пока вы не готовы к насилию, ваш протест будет беззубым и бесплодным. Насилие – не значит убийство. Сейчас протесты и революции даже в странах третьего мира происходят практически бескровно. Но – НИКОГДА МИРНО!

Митинг в Москве 27 июля 2019

Морально русские еще слишком слабы, трусливы, слишком терпилы по своему менталитету, даже так называемая передовая часть общества, чтоб демонстрировать эффективные образцы уличного протеста. Однако в этом направлении хоть малозаметные, но какие-то сдвиги в сознании происходят. Сегодня я видел в трансляции «Нейромир-ТВ» подростков, которые пришли на движняк с целью «потолкаться с полицаями». Люди осмелились выйти на проезжую часть - для Раши это уже колоссальный прогресс! Более чем 6-часовая продолжительность беспорядков (на сей момент они еще продолжаются, хоть и затухают) - тоже неплохой результат. Ведь способность выдерживать длительные акции протеста создает условия для возникновения эффекта снежного кома. Некоторые горожане, не пряча лица, с улыбкой заявляли, что вооруженное восстание было бы гораздо эффективнее сидения на асфальте. Но это пока не стало массовым трендом.

Что же касается структур гражданского общества, то они в очередной раз продемонстрировали свою беспомощность. Уровень организации протестов совершенно нулевой, они носят абсолютно стихийный характер, их никто не провоцирует, не разжигает, не использует для раскачки лодки, не пытается придать им политической направленности и массовой динамики. Я не то, чтобы кому-то конкретно предъявляю претензии, просто констатирую факт. Свое мнение относительно сливной позиции навальнят я высказывал ранее, ничего нового добавить не могу.

ВЫВОД: сегодня в Раше происходит бурный рост недовольства, но процесс перерастания его в отчуждение от власти находится в самом зачатке. Что касается политического протеста, то он пока в эмбриональной стадии. Как быстро будут развиваться тенденции, сказать трудно. Ключевую роль в этом могут сыграть катализаторы в виде экономического или военного кризисов, техногенных катастроф и экологических бедствий. В этом случае социальные процессы могут ускоряться в десятки и сотни раз. Но как бы мне не хотелось предречь скорый конец фашистского режима в Раше, текущее состояние дел никакого оптимизма не внушает.

А вот вам и ссылочка на трансляцию события. Прочувствуйте атмосферу.

https://kungurov.livejournal.com/241645.html