…У народа на России есть ровно одна функция, "народ безмолствует"

Тимур Муцураев - Пустынны улицы аварского села

Пустынны улицы аварского села.
В молчанье грозном ночь сюда пришла.
Но знает, знает русская орда,
Что ждет их там жестокая беда.

Где силы взять, чтоб в то село вступить?
И как не хочется им кровь свою пролить!
Овцу Иван всегда готов задрать,
Но волк-чеченец страшен для солдат.

Обложено село тройным кольцом.
Капкан коварный ставлен подлецом.
И первый залп, сжигающий дотла,
Затмил весь ужас адского котла.

Грохочут пушки, тяжко воет 'ГРАД'.
'Как нравится чеченцам этот ад!
Их, верно, всех сразил я наповал!' -
Кричит хвастливо русский генерал. -
Теперь-то вы уж справитесь одни.

Вперед в атаку, витязи мои!
Все кончено, живых там не найти.
Сумейте мне хоть мертвых принести!'
Пошли на штурм солдаты, наконец,
И шлют они вперед себя свинец.

Но вдруг от ужаса все встали, как один:
Чеченцы мертвые вставали из руин.
Огонь ответный витязей кромсал,
И клич 'Аллах!' им души разрывал.

Гремели залпы, в ход пошли клинки -
Казалось, волчьи клацают клыки.
Рвалась земля, стонали небеса,
Без устали носилась смерть-коса.
Аллах Акбар! - гремело над селом.

Спасались пьяные солдаты напролом.
Не помогли им пушки и броня.
Отвага горцев крепче их огня.
Враги понять простого не смогли:
Что мужеством чеченцы превзошли.

Огонь ответный витязей кромсал,
И клич 'Аллах!' им души разрывал.
Гремели залпы, в ход пошли клинки -
Казалось, волчьи клацают клыки.

Рвалась земля, стонали небеса,
Без устали носилась смерть-коса.
Аллах Акбар! - гремело над селом.
Спасались пьяные солдаты напролом.

Молчит спаленное аварское село.
Тот бой жестокий пеплом замело.
Но будет помнить жженая земля,
Как русский дух сломить смогла Чечня.